qwerty765 (qwerty765) wrote,
qwerty765
qwerty765

Страсти по библиотеке: списать всё!

Оригинал взят у victoriarossi в Страсти по библиотеке: списать всё!
Приведу разговор с одним из библиотекарей, с которыми мне удалось побеседовать. Не могу назвать имя этого специалиста, так как по его словам, если его имя будет известно, то «это будет последний день» его работы в библиотеке.

Гурьянов: Поступила информация, что в библиотеках массово списываются книги, фонды списываются почти на половину. Так ли это?

Библиотекарь: К сожалению, это так.

Гурьянов: Стоящие в стопках на столах и обвязанные книги предназначены для списания?

Библиотекарь: Да.

Гурьянов: Но там много литературы в очень хорошем состоянии. Выдающаяся литература. Я видел там лежат Томас Манн, Толстой, Чехов…

Библиотекарь: Вообще, там есть и академическая литература. Есть такие издания, скажем, «Страны и народы мира» — это вообще разовые издания, которые сейчас не переиздаются. Мотивируется это тем, что литература морально устаревшая, не востребованная, что профиль библиотек не предполагает вот такого количества такой литературы. Огромное количество учебной литературы списывается. Это всё инициируется не работниками библиотеки, конечно.

Гурьянов: Руководством?

Библиотекарь: Да. Другое дело, что сотрудники, например, в читальном зале постарались щадяще это сделать, спрятать часть литературы, так что читальный зал даже не очень пострадал. А на абонементе, там, конечно, да… Мотивируется тем, что предполагается сделать библиотеку открытой, а для этого надо естественно фонды сокращать.


Гурьянов: «Открытая библиотека», это как? Как в магазине-супермаркете люди ходят и выбирают себе книги?

Библиотекарь: Ну, по сути дела, да. Эти тенденция сейчас почти во всех библиотеках. Фонд библиотеки им. Пушкина сократился почти наполовину. У нас часть фондов всегда была открытой, часть закрытой. Сейчас во всех библиотеках идёт ориентация на то, чтобы все фонды были открыты и чтобы библиотеки были не столько библиотеками сколько «коммуникативными площадками». Оказывается огромное количество «ненужной» литературы, которая, как считается, стоит «мёртвым грузом», хотя работающие на обслуживание читателей библиотекари сталкиваются с тем, что приходится уже массово отказывать в литературе, потому что её уже просто нет. А она востребована. И очень многие люди помнят, какие здесь были фонды. Родители детям рассказывают по старой памяти, а те уже не могут воспользоваться тем, чем пользовались их родители. Считается, что нам не нужно, например, такое количество учебной литературы, классика тоже не нужна в таких количествах.

Гурьянов: Недавно была опубликована статья на сайте «НеСекретно» о массовом сокращении фондов библиотеки им. Толстого по инициативе руководства МБУК ОМБ, после чего около 1000 читателей сразу ушли из библиотеки.

Библиотекарь: Это не прямо сейчас происходит. Это было раньше. Там действительно сокращалось количество читателей.

Гурьянов: Литература, которая списана, она ещё не уничтожена?

Библиотекарь: Мы же так сказать низший персонал. С нами такие вопросы не обсуждаются. Но в библиотеке им. Толстого, могу сказать, в результате ремонта тот уже сокращённый фонд был ещё сокращён (даже не знаю, на сколько единиц). В общем, количество фондов равняется количеству стеллажей.

Гурьянов: То есть как ремонт, так списание?

Библиотекарь: Дело в том, что теоретически существуют нормы, какая литература списывается: ветхая литература, морально устаревшая, периодику мы, конечно, не можем вечно хранить, газеты и даже журналы. А что касается другой литературы, то она, конечно, тоже изнашивается и теряет вид, и восстанавливать её не имеет смысла. Но дело в том, что обычно сколько списали, столько и получили. Сейчас списывается много, а получается очень мало. И, конечно, эта неравные поступления. Потому что поступает литература…

Гурьянов: Легковесная?

Библиотекарь: Мягко говоря. В читальный зал у нас поступлений за последнее время за исключением двух-трёх краеведческих книжек не было.

Гурьянов: Говорят, краеведческая литература страдает сильно.

Библиотекарь: Ну, у нас в библиотеке мы постарались в читальном зале всё сохранить. Краеведческая литература вообще должна быть неприкосновенна. По нашей краеведческой литературе мы старались очень сильно щадить фонды.

Гурьянов: Как вы оцениваете такую политику сокращения фондов?

Библиотекарь: Лично мне, например, совершенно не нравится вся эта ситуация. Но нас никто не слушает. Даже если собираются редкие производственные совещания, нас перед фактом ставят. «Идея такова, я тут посовещалась и решила».

Гурьянов: То есть коллектив обычно за сохранение фондов, а руководство за сокращение?

Библиотекарь: Ну, смотря какой коллектив. Есть очень «гениальные» исполнители всех этих требований. Кому-то очень нравится идея «мобильной» библиотеки (даже не знаю, что имеется ввиду), «креативной», когда стеллажи зигзами расставляют. Голова от них кружится. В Юношеской библиотеке руководитель доказывал, что если мы будем ставить стеллажи зигзагами, то придётся ещё большее количество книг терять.

Что меня озадачило, идея сделать из библиотеки «коммуникативное пространство». Хотя библиотека, она же всё равно хранилище книг. Тогда не называйте это библиотекой, и вообще упраздняйте.

Гурьянов: А смысл таких «коммуникаций» они не объясняют? О чём можно коммуницировать, не имея знаний?

Библиотекарь: Вообще читатели за чем ходили, за тем и ходят, а не пить кофе и развлекаться. У всего должны быть свои функции. Мы в библиотеке много рассуждали, что если так хотят креативно подойти к этим вопросам, пусть ориентируют только юношескую библиотеку на молодёжь, а классическую библиотеку оставят в покое. Ну, может быть, ещё детские библиотеки как-то изменить. Но ведь это надо мозгами шевелить. А проще по той болванке, которую двигает один товарищ из Москвы, из Российской государственной библиотеки для молодежи. Там помасштабнее, конечно, финансирование, и он задурил всем мозги своими идеями. Я это всё в интернете видела. Может быть, я очень старомодна, консервативна, но ничего такого привлекательного я не нашла. Раньше (фотографии у нас сохранились) здесь были занавески, цветы, а сейчас это не вписывается в концепцию библиотечного пространства. Это не модно и не современно. Вот сходите в Пушкинскую библиотеку, не найдёте ни занавесочек, ни цветов старорежимных.



Поскольку, как оказывается, одним из идеологов описанного переустройства наших библиотек является Российская государственная библиотека для молодежи, то мы решили поинтересоваться тем, как организованы её залы. Перед нами предстала поистине фантастическая картина апофеоза креативности.







Яркие, кричащие, кислотные цвета, столики из кафе, лежаки и игрушки. Что это вообще делает в учреждении под названием «библиотека»? Этот креатив и есть тот образец, на который равняются пермские реформаторы из МБУК ОМБ? Кто-то считает, что из этой атмосферы расслабленности могут выйти будущие инженеры, врачи или писатели? Но вернёмся к диалогу с сотрудником библиотеки.



Гурьянов: Вы знакомы с публикацией о состоянии фондов библиотек Е. Воробей?

Библиотекарь: Да, я тоже читала эту статью. Должна сказать, что это соответствует действительности. На самом деле, так и есть. Другое дело, что в противовес тоже начинаются вопли. Но там-то ничего нет, кроме идей, что «надо современное» и «сейчас не ХХ век, и нужны новые формы». А доказать фактически, что там происходит – это просто надо, чтобы кого-нибудь туда пустили. Потому что в принципе это доказуемо. Даже визуально там пусто. Я была шокирована.

Была на семинаре в Пушкинской библиотеке. Я очень хорошо помню их «абонемент». А во что он превратился, что там осталось от него! Ну, если доходило даже до того, что из Пушкинской библиотеки звонят и спрашивают, есть ли собрание сочинений Толстого!

Гурьянов: А у них нет?

Библиотекарь: У них нет, они уже всё списали. А у нас было, наверное, экземпляра три. Но это уже перебор, по их мнению: «Зачем вам столько? Достаточно одного».

Гурьянов: Говорят, что книги есть в интернете, но, на самом деле, ведь очень многих изданий там нет.

Библиотекарь: Даже если есть, всё равно есть люди, для которых важно подержать книгу в руках, работать именно с таким источником. Но если мы хотим воспитать, грубо говоря, идиотов… У нас ходит одна девочка, у которой «не хватает времени», чтобы прочитать литературу по программе, но она вчера просидела 5 часов в интернете. У неё нет времени читать, но она находит краткое изложение на страничку и распечатывает. Говорит: «Я не успею уже прочитать». Ну, если мы хотим таких идиотов воспитывать, которые будут по слогам читать до 10 класса, что собственно уже и происходит… Если так ориентировать, то, конечно, в верном направлении сейчас идут.

http://eotperm.ru/?p=1663
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments