qwerty765 (qwerty765) wrote,
qwerty765
qwerty765

Если больной хочет жить, медицина бессильна. Доктор Менгеле

Оригинал взят у el_murid в Если больной хочет жить, медицина бессильна. Доктор Менгеле
Так получается, что в соотношении примерно 1:20 в комментариях пишут люди - откровенные противники режима Каддафи. Я не готов их осуждать, хотя лексический минимум у них зачастую, похоже, является одновременно и максимумом. Но это уже не вопрос убеждений, а вопрос культуры. А культура, как известно, это наша слабость.

Я не могу отнести себя к сторонникам Каддафи или к его противникам. Однако есть два соображения, которые, возможно, изменят приведенное выше соотношение хотя бы к 1:25. Собственно, из-за этих двух соображений меня столь интересует именно Ливия.

Я уже писал, что сегодняшние события в арабском мире вызваны в первую очередь тяжелейшим кризисом внутри него самого. В первую очередь - в отстутствии некой единой объединяющей идеи. Даже ислам не является таковой - что уж говорить об остальных. И тем интереснее изучить проекты, которые формулируются в различных арабских и мусульманских странах, чтобы понять, какой из них может стать лидирующим для мусульман. А нет идеи - нет лидера. Со всеми вытекающими.

На мой взгляд, ливийский проект - наряду с иранским и сирийским - наиболее жизнеспособен и отвечает менталитету, традициям, специфике и так далее арабского мира. Главное - это проекты развития, а не консервации. В них далеко не все гладко, есть очень серьёзные ошибки в ходе реализации таких проектов - и кризис в Ливии, Сирии - вполне наглядное свидетельство таких ошибок. Тем не менее первое соображение заключается в том, что мы одновременно являемся свидетелями необычайной внутренней силы и энергетики этих проектов.

Посудите сами. Ливия на сегодня уже более полугода подвергается мощнейшему давлению извне. Совокупно с внутренними проблемами она давно должна быть дезинтегрирована, а режим Каддафи исчезнуть. Тем не менее его внутренняя устойчивость настолько велика, что пока он держится - хотя, конечно же, и из последних сил.

Да, противники извне не применили против Ливии все свои возможности - и вне всякого сомнения, что у Ливии есть предел прочности, который в конечном итоге может истощиться. Однако тем не менее всё познаётся в сравнении - и пожалуй, за всю современную послевоенную историю только несколько стран испытывали подобное беспрецедентное давление извне и сумели выстоять. Вьетнам и Куба, пожалуй. И обе эти страны также обладали не только жесткой властью - но и идеей, которая скрепляла их устойчивость и в конечном итоге позволила им выстоять под внешним и серьезным внутренним напором.

Это говорит о том, что ливийский проект, сформулированный в Зеленой книге и воплощенный в современной Ливии, фундаментально верен и соответствует тем требованиям и не побоюсь слова чаяниям, которые предъявляет к нему народ Ливии. И именно это гораздо важнее любой демократии, свободы и прочих благоглупостей, которые придуманы для прямо противоположных им целей. Ливийцы выбрали свой путь - и если кому-то он не нравится - те могут идти лесом.

Соображение номер два заключается в том, что я совершенно спокойно и с пониманием отношусь к праву любого народа свергнуть свою собственную власть. Включая и насильственные способы. В конце концов, все современные государства созданы именно таким путем. Равное отношение у меня и к праву (и обязанности) любого государства к узаконенному насилию по отношению к бунтовщикам и мятежникам. В конечном итоге все решает невещественный и иррациональный вопрос легитимности власти. Власть, нелегитимная в глазах своего народа, всё равно и неизбежно падёт.

Однако ровно в ту секунду, когда на сторону мятежников (или государства) в этом домашнем споре вмешиваются посторонние, мои персональные симпатии обычно оказываются на противоположной от посторонних стороне. Просто потому, что вопрос о выборе пути из внутреннего вопроса превращается в вопрос внешнего управления.

Я с большой симпатией отнесусь сегодня к любой попытке свергнуть существующую российскую власть. Просто потому, что она прямым ходом ведет нас к вполне прогнозируемой катастрофе. При этом все те, кто желает свергнуть эту власть, но при этом пытается импортировать в свой спор с властью кого-то из-за речки - ну, мы знаем этих людей, чего их всуе поминать на ночь глядя - в общем, эта публика и их идеи уже только поэтому вызывает у меня отторжение. Вне контекста их идей и взглядов.

И именно поэтому в споре ливийского правительства с мятежниками мои симпатии на строне правительства - мятежники утратили право говорить от имени ливийцев, как только стали действовать заодно с Западом, исламистами, ЛАГ и прочими зарубежными помощниками.

Вот, собственно, это и есть два указанных соображения. У каждого, безусловно, есть свои причины своего отношения к происходящим событиям - но на мой взгляд, эти две являются неким водоразделом, который и разъединяет противников нынешнего режима Ливии и его сторонников.

ПС. Кстати, если вести речь о критике режима Каддафи и его действий - то я готов записаться в очередь, ибо сказать можно много. Но - только после того, когда он победит. Я пока гораздо более пессимистичен в этом вопросе, чем ранее, но чем черт не шутит.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments